24
Марта
2019
Глава 10

Глава 10

— Стоп, — ладонь госпожи Аль-Яфаи решительно упёрлась мне в грудь. Не успел я подойти к двери "Гелендвагена", как моя гид уже чего-то запрещала. — Ты забыл? В прошлый раз казалось, я имею дело со вменяемым Молча, а сегодня что? День без девочки, и всё снова-здорова? Ну-ка, где твоё место?

— Эта поездка организована для меня, не так ли? — разыграл я козырную карту.

— Марш в багажник, Джон Смит!

— Нет.

— Да, — парировала Фатима, вытаскивая за шиворот водителя. Какая муха её укусила в такую рань? Девушка скрестила руки, как бы говоря: "Твой ход, Джонни". Я оценил доказательную базу, улёгся в багажник и застегнул ремень безопасности. Мне было о чём подумать во мраке тесного гробика.

Весь вчерашний день агенты Смиты строчили подробные рапорты. Оказывается, не я один имел что сказать. И Том и престарелый Адмирал терзали клавиатуры своих макбуков с ожесточением графоманов. Из восклицаний мистера Нельсона, кстати, сложилась бы феерическая ария.

Другое дело Том. Ни строчки не выходило из-под его пера без того, чтобы посмотреть на меня. Этот взгляд, затуманенный тайными помыслами, мешал мне подбирать эпитеты к давешним геройствам. Какие планы строил агент Смит? Какое место занимал в них я?

Последнее, вот какое. Том обскакал меня в погоне за секретами амазонок.

Но как?! Повезло стать орудием возмездия провинциальной математички? Тоже мне достижение! Моя схватка в гамбуржких катакомбах — вот это подвиг, дуэт с госпожой директрисой — хит сезона! А у него что? Оказался в нужном месте в нужной позе?

"Хоть себя не обманывай, — проворчал дядюшка Оуэн. — Везение Тома приведёт, возможно, к чему-то полезному для его семьи. А твои приключения уже приключились. И, очевидно, без всякой пользы".

Но, дядя, томова интрижка — не обязательно джек-пот!

"Вот именно. Кто знает, на что способны престарелые профессора?"

Крышка надо мной поднялась, и я заморгал в лучах полуденного солнца. Да, с трансфером в багажнике пора завязывать.

— Где мы?

— Солнечная система, галактика Млечный Путь. Планета Земля, — усмехнулась Фатима. — Какая тебе разница? Сказано "поездки на промышленные предприятия", вот тебе предприятие. И по-моему, "микроэлектроника" звучит очень промышленно. Наклонись-ка, дружочек.

Госпожа Аль-Яфаи держала ошейник, примеряясь нацепить эту дрянь на меня. Где-то наши отношения свернули на кривую дорожку.

— Не надо, — попросил я. — Есть же колокольчик!

— И помешал он тебе отбиться от рук? Нет, не помешал. А меня потом ещё и наругали. Мол, плохо за тобой присматриваю. Это я-то? Которая тебе как мать родная?! Граждане, да где же справедливость! Наклоняй, говорю, башку непутёвую!

Сценарий сложился моментально. Схватить Фатиму за руки. Вырвать эту мерзость из рук. Бросить грудью на капот. Отхлестать по заднице. О, как давно здесь никто никого не хлестал по заднице! Я дёрнулся к девушке, но прежде, чем возня перешла в потасовку, кто-то душный навалился со спины, отняв у меня волю к сопротивлению.

Экскурсия с петлёй на шее не запомнилась ничем, кроме этой самой петли. Она жгла меня, словно королевские лилии плечо Миледи. Самым разумным было бы требовать возвращения, но мешало чувство долга. Вдруг среди транзисторов скрываются выгоды клана Кеннеди?

Перед обратной дорогой мы отправились передохнуть в отель Карел. Красота фасада на Гроте Маркт пробилась сквозь пелену ненависти, застилающую глаза. "В этом домике, — размечтался я, — должна найтись прохладная ванна для бедного Джона Кеннеди". Какое там! Ванна и кофе с коньяком предназначались госпоже Аль-Яфаи, мне же светил чулан в конце служебного коридора.

— Издеваетесь?! — взорвался я. — Да за кого вы меня принимаете?! Неужели я половая тряпка, чтобы ночевать со швабрами?!

—Ну Джонни, ну будь паинькой, — принялась увещевать Фатима. — Получишь сахарок.

— Я не цирковая лошадь!

— Закрой дверь с той стороны! Сейчас же!

Фатима топнула ногой. В кроссовках, изукрашенных стразами, это выглядело несерьёзно. Я злорадно процедил:

— Засунь себе эту дверь...

Девушка в бешенстве дёрнула поводок и сбила меня с мысли. В ответ я рванул длинный ремешок с намереньем покалечить нахалку. Фатима упала на меня, не удержав равновесия.

— Вот за это я тебя точно накажу, — пробормотала она глухо. В моей голове щёлкнул какой-то механизм и ситуация представилась в совершенно ином свете.

Наказание! Это мне хорошо знакомо! Я ощутил ритмичное давление её грудей. Когда в последний раз у меня была женщина? Где это видано, чтобы в стране непуганых женщин мужчина соблюдал целибат? Но теперь-то жизнь наладится. Я не сдержал улыбки и шлёпнул Фатиму по попе.

Девушка вскрикнула, отпрянув. Не веря себе, она спросила:

— Ты ударил меня? Серьёзно? Ты поднял на меня руку?!

— Не только поднял, но и опустил, — отшутился я, незаметно оглянувшись на пустой коридор. Игривое настроение испарилось, я поспешно принёс извинения. Однако, должного впечатления они не произвели.

— Да что такого-то? — в тревоге спросил я.

— За мной, — распорядилась Аль-Яфаи, взяв в руки не только себя, но и мой поводок. Я последовал за ней на улицу и безропотно лёг в багажник нашего электрокара. "Может, сейчас из всех щелей полезет профит семейства Кеннеди? Дядя, ау! Видишь, как мне важны интересы клана!"

— Где мы? — едва надо мной поднялась крышка, осведомился я. Фатима не ответила, да и без неё было понятно: галактика Млечный Путь, планета Земля. Сумерки скрадывали подробности городского пейзажа, но в ближайших строениях угадывалось что-то неуловимо голландское. Оно и не удивительно, за час на машине далеко не уедешь.

Госпожа Аль-Яфаи потащила меня на цокольный этаж офисной пятиэтажки. Интерьер холла радовал кирпичными стенами, в пику стерильным кубам, модным, но совершенно бездушным. Здесь околачиваются хипстеры, решил я, и тревога чуть отступила.

Фатима угрюмо пёрла мимо нумерованных кабинетов. Вот и цель. Девушка решительно толкнула непрозрачную стеклянную створку с номером 222.

— Полюбуйтесь! — заявила она с порога. — Кусает руку кормящую!

— Да что вы говорите! Какой ужас. Это вы только что звонили, да? — Хозяйка кабинета, кажется, не спешила ужасаться слону, раздутому из мухи. — Расскажите, милочка, подробней.

Повинуясь округлому жесту, пол перед столом вспучился плетёным креслом. Фатима присела на самый краешек, всхлипнула и потянулась к салфеткам. Дородная женщина в медицинском халате заворковала что-то утешительное, госпожа Аль-Яфаи заныла о чём-то обидном. Мне же оставалось являть собой причину бедствий и подпирать косяк двери. Между тем, разговор принимал неприятный оборот.

— Это всё от недостатка воспитания, — рассуждала Три Двойки. — Конечно, его уже поздно дрессировать, лучше завести себе нового питомца. Взглянете на каталог?

— Нет, это через чур, — возражала Аль-Яфаи. — Может, есть не очень дорогой курс перевоспитания? У вас же, вроде, профильный центр, разве нет?

Тётя смерила Фатиму сочувственным взглядом.

— Любишь его? Хоть и проказничает, а всё равно любишь?

Госпожа Аль-Яфаи шмыгнула носом и кивнула.

— Ох, деточка... Сколько раз вам повторять: нельзя прикипать душой к питомцам! Пусть он хоть трижды хороший, к сердцу его допускать ни-ни! А ну как срок его выйдет раньше, чем ты смиришься с потерей? Потом отпаивай тебя валерьянкой! Любить их нет никаких резонов, а вот причин держать на расстоянии — вагон и маленькая тележка!

Она затихла, неодобрительно качая головой. Пробежала пальцами по виртуальной клавиатуре.

— Сколько ему лет? Двадцать пять — тридцать?

— Тридцать три, — поправила Фатима.

— О, тут уж ничем не поможешь. Только в бак. Будет тебе уроком, девочка. Так что давай-ка глянем каталог. При обмене нового можно получить кредит.

Аль-Яфаи взяла салфетку и вытерла нос.

— Мы, наверное, пойдём. Спасибо, что выслушали.

— Как это "пойдём"? — всплеснула руками тётка. — Ты что ж это, решила поплакаться и всё? Нет, деточка, агрессивное поведение питомца — дело серьёзное! Вдруг у него бешенство? Заявка зарегистрирована, надо что-то решать. Да и санитарок я уже вызвала.

В стекло за моей спиной постучали. Я отступил на шаг, сжав кулаки. Неужели они посмеют убить Кеннеди?

— Минуточку! — крикнула госпожа Аль-Яфаи. Затем предложила толстухе: — Не будем торопиться, хорошо? Показывайте ваш каталог.

— Живым не дамся, — запоздало пообещал я, а сам подумал: "Теперь мы квиты".

Три Пары приторно осклабилась, ткнула клавиатуру и кивнула Фатиме. Та углубилась в изучение мерцающей столешницы. До меня никому не было дела, поэтому я смело сел в воображаемое кресло, оказавшееся плетёным. "Всё обойдётся", — как бы утешало оно.

— Миленько, — оценила Аль-Яфаи ассортимент услуг. — Что-нибудь ещё есть? Какие-то другие предложения?

Тётка открыла следующий файл: "Разумеется. Выбирай!"

— Аджилити! — сразу обрадовалась моя хозяйка. — Вот чего нам не хватало!

— Ммм... Как это решит проблему агрессии питомца? И хэндлер сегодня на больничном.

— Ой какая жалость. Ну, мы зайдём в другой раз. До свидания.

— Ладно-ладно! Я сама проведу занятие. Семь-пятьдесят. Печеньки принесла?

— Нет.

— Тогда ещё два-десять. Идём.

Втроём мы направились в правое крыло здания. Фатима избегала смотреть на меня, поводок в её руке дрожал. Ничто не удерживало меня здесь. В холле я шагнул к выходу, но замешкался. Как распорядиться свободой? Бесхозному мужчине невозможно затеряться в здешней толпе, да и самостоятельно добраться к своим ему тоже не светит. Кто подскажет дорогу мистеру Кеннеди, кто подбросит его до Бремена?

— Ты что?! — прошептала Фатима.

— Оступился.

— Джон Смит, ты не сердишься? Но ты сам виноват! Не рассказывай, пожалуйста, ничего этой Сойер, ладно?

Не успел я составить в уме гневную отповедь, как Три Пары толкнула очередные створки и заявила: "Ну вот, приехали". Замигала флуоресцентные вспышки, тени от колонн расчертили зал причудливыми полигонами. В чахоточном кашле антикварных ламп угадывалась просьба пристрелить их из жалости. Застоявшийся воздух не торопился выветриваться. Я осмотрелся.

Сотни квадратных метров подвала были оборудованы препятствиями для собачьих соревнований. Для собачьих. Соревнований. Дожили! Не в силах сдержаться, я грубо повернул к себе Фатиму и рявкнул:

— Забыла кто я?! Кабысдох?! Нет! Я полпред союзника вашей грёбаной страны! Союзника, чью помощь вы все хотите получить!

— В самом деле, — залепетала Аль-Яфаи, — это уже перебор... Давай просто уйдём, хорошо...?

— Чёрта с два! Не надейся, что тебе это сойдёт с рук! — Я направился к дрессировщице: — Аджилити, значит? Хм, очень интересно. Заводи свою шарманку!

Меня аж трясло от возбуждения. "Выколю себе глаз, чтоб у бабки внук окривел"! В два шага, придерживая болтающийся поводок, я добрался до первой горки.

— Ноги ставь на синие квадраты! — скомандовала тётка серьёзно. — Теперь качели! Следи за ногами!

На лесенке я пропустил зону касания, и Три Пары закричала:

— Мимо, бестолочь! Опять бельма в пивнушке залил?! Я тебе лучшие годы отдала! Вымой посуду! Вынеси мусор! Подмети пол!

Я неистово заржал. Ну конечно, вместо чаемой пользы для семьи мне достался ночной горшок чистейшего абсурда!

— Матерь божья, это ещё зачем? — захлопала глазками Аль-Яфаи.

— Ритуальные фразы, — отозвалась раскрасневшаяся баба. — Включают паттерны подчинения хозяйке. Хтоническое бессознательное и всё такое. На вот, покорми его с рук. Это полезно.

Семь кругов ада спустя я выскочил на тёмную улицу, опережая Фатиму на полтора корпуса. Она тоже была рада покинуть гнусный каземат. "Откуда мне знать, что они тут психованные? — возмущалась девушка. — Я просто откликнулась на объявление! Не виноватая я! Ты меня сам довёл!"

— Слушай, Джонни, ну это же минутное помутнение, — догнала она меня у электромобиля, — ну не злись, будь добр! Пусть всё останется между нами! Мы же друзья, да? Не надо жаловаться этой Сойер!

Я лёг в багажник, пристегнулся и опустил над собой крышку. Больше никаких экскурсий! Хватит с меня охоты за сокровищами амазонок!

Спустя три часа, не простившись с Аль-Яфаи, я вбежал в бременский коттедж. Агенты Смиты, слава богу, никуда не исчезли. При моём появлении новоиспечённый Макс вздрогнул и сжался в комочек. "Ждёт затрещины", отметил я мимоходом.

— Это что, чёрт возьми, такое?! — заорал я от дверей гостиной, потрясая унизительным галстуком.

— Похоже на ошейник с поводком, — осторожно предположил Адмирал.

— Leine für mobile Mitarbeiter (Поводок для мобильной прислуги), — прошептал Молча над миской с салатом.

— Меня возят в багажнике! — крикнул я, не дав Тому и рта раскрыть. — Водят прилюдно на верёвке! Награждают сахаром за собачьи фокусы! Что за дела, я вас спрашиваю?! Как вы, мистер Нельсон, терпите подобные унижения?

— Думай, что говоришь, Джонни, — надменно задрал нос Адмирал. — Я имею честь носить звание бригадира.  Томас, а ты с этой проблемой сталкивался?

— Н-нет, ко мне совсем другое отношение...

— Да вы только посмотрите! Меня здесь ни в грош не ставят! Чем я заслужил такое?! Не позволю себя оскорблять! Как хотите, господа, но я больше никуда не поеду!

Повисла пауза. Слышно было, как заканчивают дребезжать стёкла в окнах после моих воплей.

— Да ты сдурел, что ли? — неожиданно хохотнул Адмирал. Его взгляд упал на Молча, тихо жующего сельдерей. — Хорош утробу набивать. Марш в чулан. Томас, иди закрой за ним. Джонни, ты сбрендил? — понизив голос спросил мистер Нельсон. — Это же золотая жила! Эдакую клубничку не получишь через интернет, не вычитаешь в документах! Ты разве на каникулы сюда приехал? Нет, милый мой, ты здесь ради сбора личных впечатлений! Да, они далеко не прекрасны. Ну так пожалуйся в рапорте на тяжёлые обстоятельства. Во всех подробностях! Чтобы светлые головы поняли, как работать с будущими партнёрами. А потом поправь собачий ошейник и ныряй снова в дерьмо. Чего непонятно-то?

— Я против, мистер Нельсон! Нельзя так обращаться с...

— Закрой пасть, щенок! — перебил меня театральным шёпотом старик. — Вспомни, что бывает с теми, кто не следит за языком и не бережёт здоровье!

— Ну, знаете… — моё негодование не знало границ. Я хлопнул дверью своей комнаты, бросился на кровать и разрыдался в подушку. Однако на этом дело не кончилось.

Полчаса спустя ко мне поскреблись. Это был Том.

— Ну что ещё?

— Тише, старика разбудишь! О чём вы шушукались?

— Уйди, заноза!

— Джонни, я тебе добра желаю, — агент Смит втёрся сквозь щелочку и уселся на смятую постель. — Тебя правда как собачку выгуливают?

— Да.

— Хреново дело. Сочувствую. А я, представляешь, сорвал-таки джек-пот! Гретхен совершила свою месть. Говорит, когда власть сменится, вспомни кто вам помог. Смотри, знаешь, что это?

Том поднял руку. Свет из окна едва серебрил грани предметов, разглядеть подробности не представлялось возможным. Сначала мне показалось, что он сложил знак "окей". Затем картинка сложилась иначе, и я понял на что смотрю. Том держал между пальцев маленький кубик, точь в точь такой же, как флешка с записью безобразий зелёных человечков.

— Машина Времени, — невыразимо нежно произнёс Том. Честное слово, если бы он сказал "Оптимус Прайм", я бы удивился меньше.

— Эта песчинка — Машина Времени? Та самая высоченная комната, вычислительный кластер и десятки техников?

— Нет, дурачок, что ты! Тут записана инструкция по сборке, плюс ПО, драйвера и патчи. Я бегло просмотрел коды, там чёрт ногу сломит. И кто только это придумал?

Я глупо пялился на кубик. Одним махом агент Смит перечеркнул все мои надежды. Вряд ли в этом мире есть более ценное сокровище, и получил его не я. Дома ждёт меня тюрьма и не ждёт работа. Через пару лет вернусь к маме чтобы спиться.

Том уловил моё настроение и спрятал флешку в карман.

— Только не говори никому, слышишь? Нельсону ни слова!

— Зачем ты мне это рассказал?

Том пожал плечами и повторил: "Запомни, Адмиралу ни слова!"

Оставшись один, я долго не мог успокоится. Как же так, и Том, и Адмирал не бельмеса не смыслят в компьютерах, агент Смит не знает даже как включается макбук. А теперь – чтение кодов, драйвера, патчи и всё такое. Может, Тома подменили?

 
 
Ваш комментарий:
Имя:
E-mail:
Проверочный код: