16
Сентября
2017
Глава 7

7 глава:

Ближе к утру явилась следователь в строгом голубом мундире и с седым пучком на затылке. Сопровождал её безвольный юнец, одетый в цвета хозяйки. Как будто иллюстрируя закон Архимеда, чиновница погрузилась в комнату Макса и вытеснила оттуда всех любопытных проныр, залетевших на огонёк. Осталось только место трагедии. И свидетели.

— 29 мая 544 года эры Матриархата, — повернув к себе голубого увальня, отчеканила следователь. — Три часа десять минут, Бремен, городская ратуша, офис номер двадцать семь.

Далее, начисто исключив меня и Тома из круга своих интересов, дознаватель сосредоточилась на мистере Нельсоне. Она обращалась к нему "бригадир" и требовала отвечать, глядя в стеклянные глаза ассистента. О нас вспомнили лишь однажды, когда Адмирал предложил отпустить рабочих, и детектив дала согласие. Уходя я слышал, как она спросила: "Смерть наступила от естественных причин?", а старик ответил: "Естественно".

Скорый рассвет не оправдал моих надежд: я проснулся далеко не в своей лондонской квартирке.

Я и Том сидели в столовой, опасливо ковыряя вчерашний ужин. На всякий случай оба искали кусочки той еды, которую уже пробовали. Чувствовалось, что гибель Макса касалась живых больше, чем мёртвых.

Вошёл хмурый Адмирал и не здороваясь, подсел к столу. Он выглядел таким помятым, что прачечной пришлось бы истереть в хлам не один утюг, дабы его разгладить.

— Клянусь... — мистер Нельсон прокашлялся, — клянусь ребром Адама, давненько у меня не случалось такой бурной ночи!

— Что узнало следствие? — задал главный вопрос Том.

— А никакого следствия не было. И не будет. Мы подлежим юрисдикции другой страны. Так что Макс оправился на лёд до отправки в родную правовую систему, — мистер Нельсон потянулся к салату и сдавленно охнул. — Вообще, наших барышень мало трогает колебание численности мужчин. Их волнует трудоспособность артели в целом. Поэтому я уверил собеседницу, что нет причин сомневаться в нашем профессионализме. Ведь я прав, друзья? Мы сплотим ряды и одолеем все препоны, да? — Так как мы не издали ни звука, Адмирал повторил вопрос с нажимом, и не было рядом Макса, чтобы возразить: "Нет, чёрт возьми! У меня своя голова на плечах!"

Мистер Нельсон буркнул: "Хорошо, по-английски, значит, не понимаем". Он достал из недр куртки толстый конверт, чей клапан хлопал рваной бахромой, и погрозил слушателям.

— Ладно. Вот вам жест доброй воли. Я прочту мои обязанности! Мне не сложно, я открыт для сотрудничества! Так... где же это? — Пакет, видимо, хранил больше бумаг, чем сибирская тайга — деревьев, раз Адмирал там легко заблудился. Я почувствовал, как неловко Тому. Не верилось, что можно без тени смущения гнуть свою линию над хладным трупом товарища. Старик же, потерявшись окончательно, стал выкладывать документы на стол. — Так... Здесь у нас медицинская карта Макса, здесь инструкции Бенни, здесь твоя карта, Джон... А! Вот ты где, погибель египетская! Ну, готовы слушать? Ну?...

— Моя медицинская карта тоже есть? — тихо спросил Том, пока я силился понять, отчего так тревожно сжимается сердце. — У меня в детстве был рахит, в какой больнице я лежал?

— Да ты смеёшься что ли?! — мистер Нельсон распустил гусиные лапки от уголков внимательных глаз. — Кому эта ерунда интересна? Фоме Аквинскому? Здесь имеются более практичные вещи! Вот, например, гемофилия. Фактор принимать не забываешь?

— Довольно! Читайте ваши инструкции.

Циркуляр предлагал мистеру Нельсону изложить свои личные впечатления от внешней политики государства Земля, её религии и общественной жизни. А, чтобы Адмирал не сомневался, куда приткнуть то или иное наблюдение, неизвестные бюрократы составили шесть групп из ста сорока вопросов по трём направлениям, и ждали развёрнутого ответа на каждый из них.

— Ничего себе задачка! Да святому Себастьяну легче джигу станцевать, чем мне ответить на все эти "как" и "почему"!

— Господин Нельсон, — серьёзно выговорил Том, не дожидаясь истощения фонтана наигранного недовольства, — я очень хочу озвучить мои инструкции. Можно сходить за ними в свою комнату?

— Я тоже не подготовился! Разрешите выйти вместе с Томом! — Мне страшно не хотелось оставаться одному в компании Адмирала. Из моей истории болезни на ум сразу не приходило ничего опаснее плоскостопия, но не сомневаюсь, что мистер Нельсон и ко мне подобрал уже ключик.

Покинув столовую, агент Том Смит направился в сторону спальни, но не остановился у офиса номер 26, а двинулся к лестнице, шаг от шага набирая скорость. "Куда ты?!", — сдавленно просипел я и метнулся следом.

Не знаю, что восхищало меня больше — жестокость Адмирала или сообразительность Тома. Ни тем ни другим я не обладал и блюсти интересы клана Кеннеди ценой жизни не собирался. Так что решение не высовываться пришло ко мне легко и непринуждённо. Я отступил в тень, позволив Тому выскочить в фойе одному.

— Мисс, — жарко затараторил Том секретарше за стойкой, — моей жизни угрожает опасность, я требую встречи с Амалией Диккенсон, требую дипломатической неприкосновенности, требую защиты!

— Немедленно вернись к бригадиру, — ледяным тоном приказала девушка. — Считаю до трёх. Раз...

Том, подобно деревянной кукле, проковылял мимо меня и поднялся на второй этаж. Я семенил чуть позади него и у двери тронул за рукав. Буратина отпрянул, как огонёк свечи от дыхания. С конвертом у груди, он вернулся в столовую. Я поступил также, захватив из 28 офиса свои инструкции и жвачку.

Столовая уже резонировала звонким голосом Тома, читавшего с выражением приказы Виндзоров. В его обязанности входил сбор впечатлений о науке и культуре наших милых потомков. Интерес к этой теме выдавал недюжинную учёность и тонкий художественный вкус заказчиков.

Сферой моих интересов королевские аналитики избрали экономику и транспорт. Бесчисленные вопросы ясно давали понять: те показатели деловой активности, что я почитал достаточными для еженедельных обзоров, были кудряшками овечьей шкуры. Волка, скрытого под ней, я не представлял себе даже отдалённо, а уж такого зубастого — и подавно.

Остальные аспекты жизни страны амазонок растеряли своих исследователей. Адмирал распределил их задачи между нами тремя. Напоследок он предложил завести резервный банк данных.

— А не дай бог вдруг чего? Не хотим же мы потерять уникальные знания!? К слову сказать, по части ЭВМ мы теперь не бедствуем, комп Макса-то освободился! Пусть шелудивый пёс хоть так поможет правому делу!

Да, королевская семья оделила нас не только сменным бельём в чемоданах, но и лэптопами. Однако старик ни бельмеса не смыслил софте, а Том демонстративно тупо пялился на МакОС. Настраивать файловый сервер выпало мне. Я взял новую жвачку и окунулся в лабиринт администрирования, составленный из боли и сарказма.

От танцев с бубном, меня отвлёк визит Кати Бланш. Она распорядилась сейчас же идти на установочное совещание, но Адмирал не спешил исполнять директиву:

— Считаю невозможным представлять группу в таком состоянии. Дайте привести себя в божеский вид после адской ночи!

Как только Катя уступила его доводам, я кинулся бриться. Признав Адмирала строгим, но справедливым командиром, я решил демонстрировать служебное рвение и нарочитую расторопность. Такая стратегия выживания ни разу меня не подводила. И пусть Том глядел на это без сочувствия, лучшего способа вернуться домой в добром здравии я не видел.

Мисс Бланш привела нас к переговорной комнате на третьем этаже ратуши. В белом кубе было пусто, как в идеальной геометрической абстракции. Катя ушла, не сказав ни слова, а мы остались, словно дети, поставленные в угол обдумывать своё поведение.

Не знаю, кого как, а меня события последних дней выбили из колеи. Не успел я оплакать карьеру журналиста, как полумифическая родня потребовала от меня услуг самого унизительного характера. Шпион, которого не жалко потерять, — что может быть обиднее? Впрочем, минусы незавидного положения с лиховой искупались путешествием в будущее. Но едва в моей новой роли нашлись какие-то плюсы, как она тут же стала угрожать здоровью! Кроме того, фантастическая авантюра вот-вот должна была обернуться изнурительной мозголомной работой. Было отчего слететь с катушек! И немедленно, сию же секунду, перечень потрясений пополнился новым пунктом.

Как бы копируя репортаж о схождении Благодатного огня во Храме гроба господня, пустой белый куб взволновался беззвучным ангельским хором. Грозовые тучи прорезал невидимый луч ослепительной яркости. Теплота и любовь, далёкие от осязания, окутали меня трепетом духовного возбуждения. В переговорку вступила Милена Сойер.

Всё, чего она касалась, распускалось подснежниками, от дыхания её расцветала сакура. Сознание потерялось и нашлось мною совсем не там, где ожидалось. Я улыбнулся, заслужив насмешку от агента Смита.

— Здравствуй, бригадир. Я, девятая клон Милены Сойер, посвящена во все твои обстоятельства, — она ритмично шагала через комнату, легонько кивая головой на сильную долю. — Комитет Матерей Общества доверил мне курирование твоей миссии.

В некотором замешательстве от нарочитой невежливости, мы неразборчиво поздоровались. Пока госпожа куратор поднимала для себя поворотное кресло и круглый стол, Адмирал вынул из-за пазухи несколько исписанных карандашом страничек и протянул ей.

— Мисс, это перечень интересных нам секторов государственного устройства с именами ответственных специалистов.

— Миссис Сойер, будь любезен, — уточнила Милена. Она привычным движением придержала на бёдрах лиловую юбку, усаживаясь за стол. Нежность этого обыкновенного жеста отозволась во мне покалыванием ладоней. Порхающие в животе бабочки, обзавелись дополнительными крылышками, а горло пересохло и требовало тропического ливня. Адмирал всего этого чурался, поэтому рассыпался в преувеличенных извинениях.

— Для начала должна заявить, — госпожа куратор села, аккуратно сложила руки на столе и выгнула спинку, — что обращение к пращурам признано оправданным. Экспресс-расшифровка записей повторной экспедиции в день Икс показала изменение картины вторжения. И эти подвижки оценены как положительные. Незримые сейчас последствия твоего присутствия уже осложнили жизнь пришельцам. Что ж, приступим к решению оргвопросов. Итак, вы трое осмотритесь вокруг, скажем, за календарный месяц, вернитесь домой и пришлите нам свою армию. Всё понятно?

— Нет, миссис Сойер, — изобразив лицом крайнюю степень терпения, произнёс Адмирал, — какое вторжение каких пришельцев какого дьявола, прости меня, господи? Та армия, которую вы зачем-то просите, очень хотела бы услышать подробности. Услышать нашими ушами — это понято?

Милена Сойер побледнела, обнажённые ключицы покрылись сердитыми пятнами. Негодование было столь обжигающим, что добавь она ещё пару градусов — и шёлковая блузка на груди запеклась бы румяной корочкой. Адмирал же рассматривал с интересом взбешённую женщину. Шли секунды, и она меняла облик. Черты неохотно застывали маской холодного величия, возвращая Милене образ Снежной Королевы, сверкающей инеем и оттого прекрасной.

— Пять лет назад звездочёты сообщили о большом объекте в направлении на созвездие Стрельца, — процедила она сквозь зубы. — Все вектора его курсов после манёвров пересекались, согласно экстраполяциям, в Солнечной системе. Сохраняя нынешнюю скорость, этот объект должен был пересечь орбиту Земли через пятнадцать лет.

Я восторженно наблюдал поединок двух титанов. Госпожа куратор не спешила продолжать рассказ, намекая, что тема исчерпана, а старый Адмирал не торопился понимать намёков. Кроме того, ему, видно, нравилось безнаказанно злить высокомерную леди.

— Уважаемой посреднице между государством Земля и его желанными союзниками не составит ли труда рассказать послам тех самых союзников о событиях между докладом звездочётов и повторной экспедицией в день Икс?

— Хорошо, но тебе совершенно ни к чему это знать... Ну, ладно. Пару лет спустя нашлись указания на точное местоположение Сокровищницы Изначальных Женщин. Дайверы моей супруги извлекли из неё Машину Времени.

— У вас есть супруга? — бестактно вклинился Том. — Для чего сейчас служит институт брака?

Повисла неловкая пауза, нацелившаяся, кажется, висеть вечно. Милена пристально смотрела на Адмирала, который, наконец, протянул: "Ээээээ... Давай-ка отложим вопросы на потом. Продолжайте, пожалуйста".

— Больше года заняло освоение новой технологии и организация инфраструктуры. Когда же встал вопрос, куда именно направить первый взгляд сквозь время, Мать Общества Маргарет Уолкер распорядилась...

— Мэгги Уолкер? — опять встрепенулся Том, — Мэгги Уолкер! Это ж моя техасская тётка!

Милена осуждающе поджала губы и прожгла выскочку пылающими очами. Перед тем как возобновить рассказ она состроила презрительную гримаску. Я не знал куда деваться от невоспитанности Тома и чувствовал себя не в своей тарелке. Зелёные же человечки, вдруг вышедшие на первый план, отнюдь не способствовали моему душевному равновесию.

Тестовая экспедиция оказалась пустой. Да, полевые испытания Машины Времени имели огромную научную ценность, но никаких признаков визита из космоса не обнаружилось. Неужели объект миновал Солнечную Систему? Для очистки совести полёт стратосферного зонда повторили дословно, подкрутив лишь стрелки на циферблате.

12 апреля 564 года эры Матриархата искомое учёными нашлось в полном объёме.

— Ошибку в прогнозе звездочёты объяснили неучтённым ранее торможением армады, занявшем долгие годы. Захватчики действительно стремились к нашей планете. — Милена задумалась, как если бы забыла о слушателях. Впрочем, что скрывать, так оно и было.

У меня голова шла кругом. Против часовой стрелки. Вальсируя и приседая одновременно. Люди не одиноки во Вселенной! Это доказано, в этом нельзя сомневаться! Боже, спасибо за возможность дожить до этого! Я сходил с ума от передозировки эмоциями! Кроме того, мы стояли уже минут двадцать.

Милена очнулась и медленно заговорила, вглядываясь в безупречную гладь стола.

— Как это ни глупо, но посвящённые не сомневались в том, кто именно спешит встречу с нами. Изначальные Женщины! Они знают о нас и торопятся прижать к любящей груди!

— Изначальные Женщины? На скрижалях такие не значатся... Не сочтёт ли за труд милостивая госпожа пояснить метафору? Поверьте, это не праздное любопытство! Мне для работы надо...

Нехотя, борясь с волнением, госпожа куратор приоткрыла нам основы своей веры. Без сомнения, Вселенское Феминианство было самым несуразным культом на свете!

Итак, боги существуют.

Миллионы лет назад, когда обезьянки-проконсулы ещё скакали по африканским лесам, Земля грубейшим образом оборвала путь Священного Межзвёздного Ковчега. Экипаж судна сохранился в невредимости, чего не скажешь о его хрупких приборах. Покинуть нашу планету чудо техники больше не могло.

— Госпожа куратор, — Том пропустил предостережение Адмирала, — есть ли подтверждение этой гипотезы? Документы? Археологические находки? Хоть что-нибудь?

— Бога ради, Томас, соблюдай регламент! — сердито воскликнул Адмирал. — Договорились же: все вопросы потом! Извините нас, миссис Сойер!

— Мы не нуждаемся в доказательствах. Мы верим, — гордо изрекла женщина и возложила ладонь на грудь. Обращалась она исключительно к мистеру Нельсону. — Могу я продолжать? Благодарю.

Астронавты представляли собой ни много ни мало — кульминацию идеи Женщины, поэтому не привыкли отчаиваться. Проведя ревизию всех аспектов своего положения, они определили наиболее успешную линию поведения животных своей новой Родины и сочли таковой двуполое размножение.

По ходу нежданного богословского диспута мне всё тяжелее давалось удержание себя в рамках приличий. Только страх перед Адмиралом мешал мне расхохотаться. Как можно без смеха внимать этой ерунде?!

Идеальные Женщины не тратят силы напрасно. И жертвы крушения скоро вывели на основе собственного генома породу неполноценных женщин мужского пола. В дальнейшем безупречная схема дала трещину, мужчины захватили власть, и Торжество Феминизма на долгие века отправилось буквально коту под хвост.

На этом месте я заржал в полный голос. Ну сил нет сдерживаться!

— Вы серьёзно?! Да это же чушь собачья!

— Остановись, Джон!

— Пусть говорит! — Милена всё ещё исправно владела собой. Она держала руки на груди, но не накрест, а параллельно, нежно касаясь пальцами лацканов тёмного пиджака.

Мне не требовалось её разрешение. Истерика, швырявшая меня из кошмара в блаженство и обратно, развеяла флёр благовоспитанности:

— Ребята, вы только послушайте эту ересь! Бабы вывели людей как обслугу для богоравных себя?! Да непорочное зачатье рядом с этим смотрится эталоном реализма! И заметьте: опять пришельцы! Богатство фантазии поистине поражает!

— Как ты смеешь осуждать Истину?! — взвилась Милена. Руки её упали на стол, ногти заскребли по спискам Адмирала Нельсона.

— Заткнись, Джон! Заткнись, заткнись, Христа ради!

— Думаешь ты особенный, царь зверей? Да? Посмотри на себя, мужчинка! Ты способен только обеспечить нам удобство! — Милена вдруг сорвалась на крик, бумажки смялись в комья. — Нам, слышишь?! Женщинам! Принеси еды! Вырой яму! Согрей! Защити! На что ещё ты годишься?! Без нас тебя бы не было вовсе!

— Женская логика! — я буквально вибрировал ненавистью. Разъярённая бестия вскочила, раскидав бумаги, и заорала:

— Вон отсюдааааааа!!!!!!!!

Я вылетел из переговорной мощным прыжком. Арбалетный болт — и тот не проявил бы большей целеустремлённости. Мистер Нельсон покинул зону конфликта гордо вскинув седые брови. За ним, будучи схвачен за твидовый рукав, выкатился Том. Агент Смит, кажется, не обратил внимания на резкую смену эмоционального климата и продолжал сыпать вопросами в режиме уходящего поезда:

— Какова география распространения вашего учения? Есть ли более рациональное объяснение гендерного неравенства? Какие чудеса найдены в Сокровищнице кроме Машины Времени?

Как только его туфли покинули клетку бесноватой миссис Сойер, дверной проём закрылся матовой плёнкой. Вопли зазвучали тише, и любопытные зеваки втянулись обратно в кабинеты. Адмирал обвёл недобрым взглядом свою команду:

— Ну спасибо, братцы, удружили! — Сгорбившись, насколько позволяло дородное телосложение, старик побрёл в сторону лестницы на второй этаж. Мы смущённо зашаркали следом. Мистер Нельсон не оборачивался, изгибом спины демонстрируя сердитость, а наклоном головы — работу мысли.

Он не дал мне войти в столовую. Прямо с порога развернулся и тяжёлым ударом в грудь отбросил к стене коридора. Я треснулся плечом и затылком, утратив на миг сознание.

Моя голова с хрустом моталась из стороны в сторону, лицо блестело от брызг слюны, атмосфера не подходила для дыхания. Старик с трудом елозил мною по полу, держа за грудки, и кричал что-то обвинительное.

— Не убивай! — откуда-то сбоку умолял агент Смит. И как назло весь этаж обезлюдел. Никто, видно, не желал лезть в драку безумных Молча. А Санта Клаус продолжал натужно выбивать из меня дух. Но бесконечно длиться это не могло: Адмирал уже задыхался, из глаз катились слёзы.

— Иуда... Глупец... Мальчишка... — давил из себя он, встряхивая куклу по имени Джон Смит. — Всё испортил... Всё...

Хватка ослабла, я выскользнул из толстых пальцев. Адмирал отвалился от меня, точно насосавшийся крови комар. Он судорожно дёргался на полу и шумно дышал, являя собой картину апоплексического удара. Потом затих.

Чуть погодя Том осторожно приблизился ко мне, отёр лицо и привёл в чувство. Вместе мы подняли мистера Нельсона и привалили к стене. Когда вернулся дар речи, он приказал:

— Отправляйтесь собирать вещи. За нами придут с минуты на минуту, дабы выкинуть обратно в каменный век. И я не поручусь, что позволят хотя бы "Отче наш" прочесть. Помогите мне встать... ничтожества!

Вдвоём с Томом мы отвели полуживого предводителя в офис номер 25. Шатаясь под тяжестью его туши я не испытывал никаких чувств. Вместо десятков фунтов только что бившего меня старика на плечи мне навалилась усталость. Я упал на кровать рядом с Адмиралом и сквозь наплывающий туман услышал испуганный возглас Тома. В дверном проёме стояла Катя Бланш.

— Милена Сойер-9 приносит свои извинения за резкие слова, сказанные необдуманно. Комитет Матерей Общества поручили мне заверить бригадира в невозможности повторения подобного эксцесса впредь, — мисс Бланш произнесла эту тираду столь невыразительно, что ни у кого не возникло впечатления, будто говорит она от своего имени. Девушка шагнула в комнату и протянула Адмиралу маленький кубик. — На этой флешке записана вся информация по агрессии из глубокого космоса. В семь часов вечера Милена Сойер-9 ожидает тебя для ответов на вопросы. Требуется проекционное оборудование?

— Нет-нет, — торопливо произнёс воспрянувший Адмирал, — как-нибудь справимся. Спасибо.

Оставшись наедине, мы уставились друг на друга. Что происходит в головах у этих женщин?

— Похоже, госпоже куратору разъяснили катехизис и новый завет в придачу. Но почему? Может быть, ответ находится на этой флешке, — рассудил Адмирал. Он покрутил в руке кубик, оснащённый подозрительно знакомым разъёмом. — Это правда старый добрый usb?

— Не узнаем, пока не воткнём его в порт макбука, — ответил я и решительно включил свой ноут. Однако мистер Нельсон ещё более решительно дал понять, что честь принять подарок Комитета Матерей Общества будет иметь "компьютер бригадира", и никакой иной. Нам оставалось только согласиться.

Прибор как влитой сел в гнездо ноутбука и определился операционной системой как накопитель чудовищного объёма. Все его файлы оказались читаемы установленными программами. Это было подозрительнее, чем извинения госслужащих.

— Зачем поддерживать совместимость современной технологии с интерфейсами дремучей старины?

— Джонни, господь с тобой! Даже бенедиктинцы чтили заповедь: "не чини, да не чиним будешь"!

— Вы, разумеется, правы, однако стоит вспомнить ту скорость, с которой эволюционировал зоопарк носителей информации: перфокарты, дискеты, компакт-диски, флеш-память — поколения новых идей сменили друг друга за неполные полвека!

— А тут прошло пятьсот лет и перед нами всё та же usb'ишка, — подал голос Том. — Может быть это вершина развития компьютерной техники?

— И это говорит человек, названный в честь Томаса Джефферсона?! Да слышал бы тебя святой Исидор — сгорел бы со стыда! Джон прав: что-то очень не так с нашими потомками, не по-людски здесь всё устроено. Ладно, давайте смотреть кино.

Это предложение привело меня в ужас. Там же многие терабайты данных! А у меня глаза слипаются уже на слове "многие"! Я взмолился отпустить меня в кроватку, на что Адмирал легко согласился:

— Конечно, мальчик мой, иди отдыхать, — но Том глянул на меня с изумлением: "Ты что, дурак?" Я смутился и остался.

Информация на флешке была организована в презентацию, озаглавленную лаконично: "Вниманию Комитета". Она состояла из двух фильмов, шедших одновременно на разделённом пополам экране. В этом имелся смысл, ведь оба видео показывали события одного и того же дня, 12 апреля 564 года. Да и маршруты дронов совпадали до миллиметра. Разнился только момент старта экспедиций. Левое видео относилось к полёту недельной давности, а правое — ко вчерашнему. Ни одно из них полностью посмотреть не представлялось возможным: каждая длилась ровно 24 часа. По ходу просмотра возникали графические пояснения, комментарии акцентировали различия между картинками. Их суть сводилась к следующему.

Кинетическими (предположительно) снарядами пробито дно океанов (анализ картины разрушений) и расконсервирован слой газогидратов (пробы воздуха). Что вызвало экологическую катастрофу и многократно усилило парниковый эффект. Значимые различия между записями — наличие следов человеческого сопротивления на кадрах второй экспедиции, отсутствовавших в первом фильме. Мы посмотрели кино выборочно, и мистер Нельсон спросил:

— Кто-нибудь заметил инопланетян? Хотя постойте. Мне душно, выйдем на воздух?

Мы спустились вниз и прошли мимо секретаря. На этот раз вопросов не возникло, ведь группу Молча возглавлял бригадир. За порогом аскетичного фойе, под арками фасада, нас встретил прохладный вечер, обрамлённый каменным кружевом старинного городка. Всё здесь как бы застыло в янтаре ренессанса.

— Вон там стоял парламент Бремена, — указал Том, — стекло и бетон. Куда он делся?

— Н-да... Может быть не подходил по стилю? Хорошо потрудились девочки...

— Мальчики, — поправил я.

— Как? А, да. Верно. Так что там с летающими тарелками? Заметил их кто-нибудь?

— Эээ... Нет, но комментатор убеждена, будто струи серебристого дождя — это они и есть.

— Она может верить во что заблагорассудится! А ты готов поклясться на библии?

— Пожалуй нет.

— То-то и оно. Мы видели экологическую катастрофу с необычными погодными феноменами. И больше ничего. Рукотворная, или, если уж на то пошло, щупальцетворная она — понять нельзя.

— Можно только верить, — пробурчал я.

— А как же свидетельства астрономов? — Том решил поработать адвокатом дьявола.

— Звездочётов, прости господи, а не астрономов. Как видно, эта специальность здесь не в чести. И утверждениям их, смею заметить, не нашлось места в докладе кабинету министров. Не находишь странным?

— Тогда зачем же нас призвали? Чего от нас хотят?

— А вот это вопрос на миллион. Всё, ребята, пора отправляться на новое свидание с доброй миссис Сойер.

У меня потемнело в глазах. Ноги подкосились. Опять эта Сойер?! Я не смогу, просто не выдержу новую пытку!

— Бригадир, — взмолился я, — мистер Нельсон! Разрешите пропустить встречу! Боюсь ляпну снова что-то лишнее..!

— Ну, ступай, сынок, с богом, отдыхай, — откликнулся Адмирал, а Том отвернулся с досадой.

 
 
Ваш комментарий:
Имя:
E-mail:
Проверочный код: