11
Июня
2017
Глава 5 (2/2)
(первая половина)

Охранники вывели униженного человека. За стеной гремели его смутные угрозы. Потом они стихли. Мы сидели потрясённые непристойной сценой, забыв стереть с лиц оставленные Дженни улыбочки. "Так это был экзамен? — мелькнула в голове победная мысль, — Слава богу, я прошёл!" Принц задумчиво поправил манжеты, агенты опомнились и перестали ухмыляться.

— Досадно. Мы заявляли пятерых... Ладно, скажем что один умер. Мистер Нельсон, вам придётся перераспределить задачи между оставшимися агентами. Полагаюсь на ваше благоразумие, сэр.

— Не извольте беспокоиться, мой господин! Иисус свидетель: всё будет исполнено в лучшем виде.

— Джентльмены! — обратился к нам Чарльз Виндзор, — Приглашение, разосланное неделю назад влиятельным кланам, содержало ряд требований. В частности, кандидат обязан быть молодым гетеросексуальным мужчиной. И это не прихоть гомофобов королевской семьи. Территория предполагаемого противника, — честное слово, он так и сказал! — территория предполагаемого противника находится под управлением идеологии, которую ничем иным, как гендерным фашизмом, я назвать не могу. Правящий класс там представлен исключительно женщинами, а мужчины занимают положение рабов.

— Пресвятая Дева, да это же Матриархат!

— Хорошая попытка, Адмирал, но нет. Классический матриархат предполагает ведущую роль женщины в общественной жизни, а не угнетение мужчин. Наши аналитики построили несколько моделей на основе рассказа госпожи Диккенсон. И все они выглядят скверно.

Разительная перемена, произошедшая с Чарльзом Виндзором нервировала меня. Создавалось впечатление, что дело куда серьёзнее, чем хотелось бы. И статус Адмирала Нельсона в нашей компании становился всё страннее и страннее.

Принц Уэльский продолжал говорить:

— ... численность населения путём клонирования. Как именно — неизвестно. Под словом же "материнство" там понимают высокую ответственность перед родной планетой. Вероятно, люди не занимаются больше вынашиванием и рожанием детей. Вот почему среди агентов нет женщин и геев. Первые могут соблазниться идеологией матриархов, а вторые — излишне сильно посочувствовать рабам.

— Объясните, Христа ради, откуда такие дикие гипотезы? Я понимаю причины исключения женщин: они всегда норовят унизить мужика. Но при чём здесь голубые? Любой нормальный человек пожалеет раба!

— Некоторые оговорки миссис Диккенсон позволяют предположить, сэр, что контакты между полами сведены к отдаче и исполнению приказов. А значит мужчины и женщины замкнуты в моногендерных социумах, где либидо направлено на представителей своего пола. Я ответил на ваш вопрос, Адмирал? Джентльмены, давайте заканчивать, я устал от разговоров. Всё, что вам нужно знать, — мы требуем объективной оценки положения дел в государстве Земля. От ваших отчётов зависит та помощь, которую потомки от нас получат.

— Ваше Высочество, — тонким голоском произнёс Том, — а для чего именно нужна помощь?

— Откровенно говоря, мы сами и не понимаем. Глава делегации настаивает на вторжении инопланетян. Нам же видится в этом метафора какого-то идеологического противника. Подробнее, надеюсь, разберутся люди поумнее нас с вами. А сейчас, агенты Смиты, знакомьтесь: Адмирал Нельсон, руководитель миссии современных мужчин в стране диких амазонок. Желаю удачи, джентльмены! — Мы встали. Принц удалился. Нами занялась администрация дворца. Агенты получили уже собранные чемоданы и облачились в скучные форменные костюмы.

У служебного входа, рядом с которым я недавно простился с Винсентами, мы погрузились в автобус, где я немедленно уснул.

И тут же проснулся. "На выход, на выход!" — звало мелодичное сопрано. За окном красовался фасад отеля Ковент Гарден. Меня порывались вытянуть из кресла, но я справился сам. Почему кругом женщины? В начале пути меня сопровождали джентльмены!

— Не разговаривать! Молчать! — Нас погнали к апартаментам на третьем этаже. — В глаза не смотреть, ни о чём не спрашивать!

Макс зашипел:

— Ты что себе позволяешь? Да ты в курсе кому хамишь, паскуда?!

— Молчать! — Дюжая майор толкнула его и постучала в номер.

Дверь отворилась, и я задохнулся от неожиданности. На пороге стояла Милена Сойер. Приглушённым фоном зажурчали приветствия с обеих сторон. Милена осмотрела мужчин, и я почувствовал себя контуженным этим взглядом. Недовольная морщинка омрачила идеальный лик. Милена строго спросила:

— Майор, зачем вы привели столько Молча?

— Госпожа Сойер, это специалисты-аналитики, о которых был уговор.

— Всё нормально, Милена, пропусти, — раздался откуда-то слева старый скрипучий голос, и я заметил, что миссис Сойер не одна. Мы прошли в прихожую.

Если я надеялся, что Проведение вывело меня к объятиям едва знакомой женщины, то жестоко ошибался. Как только военные ушли, старуха распорядилась:

— Милочка, запри их в спальне и приходи в гостиную. Катя, дорогая, надо обсудить что делать дальше.

Нас закрыли. Макс в сердцах треснул кулаком в стену. "Покурить бы..." — жалостливо протянул Том, коснувшись моей руки, чтобы привлечь внимание. Я протянул ему пластинку жвачки: "Помогает отвлечься". "И мне дай," — попросил Нельсон. Щёлкнул замок и вошла, та, которую звали Катей.

— Встаём, мальчики, и на выход.

В гостиной женщины заняли два кресла и диван. Нам оставалось неловко торчать посреди комнаты. Даже очарование Милены не могло скрасить тяжесть первого контакта. Делегаты смотрели на нас без улыбки, а когда заговорили, показалось, что английский язык им неродной.

— Вы должны дать нам прощение, — начала старуха, — мы ожидали смотреть здесь на девушек. Было бы удобней, если б Елизавета Виндзор не играла хитрую лису, а понимала суть того, что ей говорят. Но теперь уже ничего не переменить. Нет времени ругаться и требовать нормальных людей вместо вас. Кстати, почему четверо, а не пятеро?

— Случилось несчастье, наш коллега внезапно умер. Клянусь святой Клементиной, такая трагедия!

— Божба не придаёт убедительности твоим словам, понятно? Прекрати!

— Как скажете, мадам.

— Надеюсь потеря работника не отразится на продуктивности остальной артели? Весь месяц, что вы проведёте... хм, на Земле, вежливость я вам гарантирую. Хотя жизненный уклад государства может оказаться неподъёмен для мужчины, но вы справитесь. В конце концов, потомки, — лучшая версия предков. Так что принимайте своё завтра как должное и работайте похвально. Сейчас принесут обед, затем мы подпрыгнем и все вместе отправимся домой.

— А прыгать для чего? — спросил Макс. Миссис Диккенсон замерла в растерянности и недобро прищурилась:

— С какой целью интересуешься?

— Макс, ради бога, не нагнетай...

— Подождите, Адмирал, — решительно возразил я. — Правильно ли я понимаю, сэр: эти почтенные дамы просят королеву Великобритании о помощи, разве нет? А мы — представители той самой королевы. И только от нас зависит, как Её Величество ответит на просьбу. Я не ошибаюсь?

Адмирал почесал кончик носа:

— Ну, эээ...Не без того...

— Как тебя зовут, Молча? — перебила Амалия Диккенсон.

— Смит, Джон Смит. И я не собираюсь молчать, мадам.

— Доктор Сойер, удовлетворите любопытство молодого человека.

— Хорошо. Итак, прошлое представляет собой обширный массив данных. Чтобы найти в нём вещь, нужно хорошо ощущать, что ищешь. Но как отличишь, где завершается объект, который планируешь перемещать? Так можно и всю вселенную счесть подходящей для трансфера! Ведь всё на свете тесно совмещается друг с другом! Решение в том, что нам известны числовые последовательности, описывающие твёрдые тела. Они однозначно отличаются от чисел, кодирующих газообразные среды. На этом основано правило беспортального трансфера: переносится твёрдое тело, соприкасающееся с маркером и окружённое со всех сторон газом. Вот для чего нужно оказаться в воздушном окружении.

— Спасибо, дорогая. Ты доволен, Джон Смит?

Как мог быть я недоволен? Этот голос, это обилие шипящих звуков, эти менторские интонации — всё услаждало мой слух нежнее хора ангелов! На лице моём разлилось блаженство, и такой ответ был принят подозрительной старухой.

Вскоре принесли обед. Отдельно для мужчин и женщин. Адмирал смотрел на меня поверх тарелки одобрительно, и я понял, что агенты Смиты одержали маленькую победу.

Часа через полтора миссис Диккенсон потребовала нас к себе. Трое женщин держали в руках лёгкие сумки и рюкзаки. На их запястьях мигали зелёными огоньками одинаковые браслеты.

— Появился сигнал от Машины Времени. Десять минут на сборы. Идите. Ждём только вас.

Меня пробрала дрожь: а вдруг что-то пойдёт не так? Вдруг я пропаду здесь и нигде не появлюсь в другом месте? Паника охватила не только меня. Адмирал пошатнулся и вынужден был опереться о мою руку.

— Как, уже...? Святые угодники...

Катя шагнула к Нельсону и решительно потянула его за рукав в коридор. Мы безвольно двинулись следом. Взяв чемоданы, агенты Смиты вернулись в гостиную. Милена и Катя сами застегнули браслеты на руках оцепеневших мужчин.

— Все готовы? — уточнила глава делегации и скомандовала: — Первой идёт Милена. Потом ты, ты, ты и ты. Затем я. Катя замыкает. Всё. Прыгай.

Милена выступила на середину комнаты. Крепко сжав лямки рюкзачка, она улыбнулась: "До встречи!" Подпрыгнула и исчезла. Воздух с лёгким хлопком заполнил опустевшее пространство. Старуха вопросительно взглянула на мужчин.

Стук сердца сотрясал мою грудь. Я был третьим в очереди. Макс, номер два, попятился, вцепившись в пожитки, и прошептал: "Ну на хер!" Катя потянулась к нему и сильно толкнула. Макс переступил ногами, споткнулся о кресло, начал падать и... исчез!

— Жалкие Молча! — выругалась миссис Диккенсон. — Вперёд, это ваша работа! Катя Бланш! Не вечно же нам торчать в этом палеолите!

— Сам! — крикнул я прежде, чем девушка, блестя злыми глазами, повернулась ко мне. Поднял неудобный чемодан, зажмурился и подскочил на месте.

8 мая 2012 года я покинул родное время.

 
 
Ваш комментарий:
Имя:
E-mail:
Проверочный код: